Obninsk.Name

О войне от первого лица. Дневник партизана

Люди  /  23 марта 2020
«Это нужно не мертвым, это нужно живым» – писал о памяти Роберт Рождественский.

И чем дальше уносит нас время от трагических событий Великой Отечественной, тем эти слова становятся все более значимыми и справедливыми.

В нынешнем году мы будем отмечать 75-летие со дня Победы в Великой Отечественной войне. Тогда наши деды, прадеды, бабушки и прабабушки защитили нашу страну от врага. С тех пор прошло много времени, и сегодня защита нужна уже самим ветеранам, и не только живым, но и тем, кто не дожил до очередной годовщины Великой Победы. Ветераны войны мечтают не о деньгах и новых квартирах, а о том, чтобы мы не забывали о том подвиге, который совершил наш народ.

В редакцию пришел обнинский тренер Александр Чернов, он принес дневник, который всю войну писал его дед.

ДНЕВНИК ПАРТИЗАНА

Константин Чернов, партизан, ветеран войны, шестнадцать лет был главным механиком Управления производственных предприятий ОУС, а после ухода на пенсию преподавал в Учебном центре строительства.

Полтора года Константин Сергеевич был заместителем командира партизанского отряда на Псковщине, награжден орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной Звезды и медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. В 1993 году Константин Чернов умер, но память о нем хранят его дети. К нам в редакцию обратился внук, его бабушка передала своим потомкам дневник, отрывки из которого мы сегодня публикуем.

Дневник Константина Чернова – это не привычные рассказы о подвигах, движении армий и взятии городов, это, скорее, бытовые зарисовки и внутренние ощущения человека, жизнь которого может оборваться в любой момент. Записки человека, который не имеет права на слабость или страх, но все-таки остается человеком.

ЗАРПЛАТА – 4 БУХАНКИ

«20 апреля 1943 года. Скучища. Днем нудная и никому не нужная учеба. Изучаем (в который раз) винтовку образца 1891/30 года (как будто в нашей армии нет другого, более совершенного оружия) и БУП (боевой устав пехоты – действие бойца в обороне из практики 2-ой мировой). И так каждый день. Иногда вырываем свободные часы, идем компанией в лес и из пистолетов стреляем по белкам (из 100 возможных — одна белка). Голодно. Дневную пайку съедаю за один раз за завтраком, получку целиком трачу на хлеб. Одна буханка стоит 200 рублей. Зарплата – 800 рублей. Это паек тыловика, поэтому и голодно.

10 мая 1943 года. Наконец-то откомандирован в распоряжение Ленинградского штаба партизанского движения, а именно — в оперативную группу по руководству партизанским движением на Северо-Западном фронте. Эта опергруппа находится за Валдаем.

МЕСТ В ТЮРЬМЕ НЕ ХВАТАЛО

22 мая 1943 года. Ездил в Гузятино за Вовой. Опергруппа дала мне отношение в управление кадров, и там его без всяких задержек отпустили. Да и чего держать? Его возраст непризывной – 1926 года рождения. Вову зачислили приказом по опергруппе партизаном-добровольцем. В Ярославль было направлено письмо, что Хватов Владимир Сергеевич является партизаном-добровольцем, с просьбой о снятии судимости. Дело в том, что в 1942 году, когда ему было 16 лет, он работал на хлебзаводе и выбросил знакомым мальчишкам несколько буханок хлеба. Его осудили к двум годам лишения свободы, но в тюрьму не взяли за отсутствием мест. Я, направляясь в часть, заехал в Ярославль и взял его с собой, Так он попал со мной на фронт под Старую Руссу и в партизаны. Судимость с него сразу сняли, а матери его стали выплачивать пособие.

ДЛЯ ВОЙНЫ ДОСТАТОЧНО

21 июня 1943 года. Назначили первую партию к вылету. Всего летит 20 человек. Вова летит со второй группой на следующий день, ибо ночи светлые и короткие, так что затемно самолет может совершить только один вылет в тыл, выбросить десант и вернуться назад. Днем нас повели для обучения парашютному делу. Ознакомились с устройством парашюта, с правилами приземления. Там я узнал, что парашют ПД-41 принудительного раскрытия. Никаких колец дергать не надо, а когда вывалишься из самолета, пролетишь 5-6 метров, парашют раскроется сам... Обучение длилось не более часу, и на этом учеба закончилась. Для войны этого достаточно.

ДОРОГА НА ВОЙНУ

Когда стемнело, нас вновь привели на аэродром, построили около самолета, одели на нас ранцы с парашютами. А впереди вещевые мешки, в них запас продуктов на 5 дней, патроны, табак. Автомат крепко привязали к лямкам ранца. Затем усадили всех на деревянные скамьи, взревели двигатели, и мы тронулись. Лечу первый раз в жизни. Все интересно… Всю шею отвертел, об опасности забыл, а она сама напомнила. Вышел из кабины штурман и предупредил, что скоро будем перелетать линию фронта. Стрелок занял место у пулемета в прозрачном колпаке. Все притихли, разговоры прекратились. Высота около 3500 метров. Белой тонкой ниточкой протянулась река Ловать – по ней линия фронта. При перелете через линию фронта подверглись обстрелу зенитной артиллерии. Видно хорошо, как на земле вспыхивают огоньки, шарят лучи прожекторов, а через несколько секунд видно, как недалеко от самолетов вспыхивают разрывы снарядов… Как объяснил штурман – это не так опасно. Вот если бы напал истребитель – дело было бы плохо.

Завыла сирена в самолете, предупреждая о готовности к прыжку, а затем последовал сигнал: «Пошел». Выбрасываемся по два человека. Особого волнения почему-то не испытываю, хотя это мой первый прыжок. Скорее всего, война приучила к опасностям и неожиданностям. Этот прыжок не только для меня, но и для остальных моих товарищей, – есть обычное дело, обычная работа, которую надо делать на войне. Да, кроме того, приказ есть приказ. Попробуй его не выполнить – трибунала не миновать. Вот и моя очередь. Бездна. Ощущаю чувство пропасти, дыхание сперло. В следующее мгновение я уже вне самолета. Мне показалось, что силой воздуха меня вырвало не вниз, а вверх. Самолет оказался у меня под ногами, и я стремительно поднимаюсь вверх. Затем сильный рывок, и все встало на свое место. Земля перевернулась и оказалась под ногами, а самолет вверху и чуть дальше...Справа и слева от меня темнели купола парашютов, а на земле пылал треугольник костров – сигнал партизан. Приземлился у деревни Ферково, недалеко от реки Сороть. Недалеко отсюда и Пушкинские места – Михайловское… Только я успел приземлиться на огород рядом с домом, как ко мне кинулись несколько человек. Первым вопросом ко мне было: «Табак есть?», развязываю свой вещмешок и отдаю две пачки табаку. Сам я не курильщик, но табак все же взял, зная, что это самый дефицит. Итак, я в тылу у немцев, 200 километров за линией фронта. Ничего особенного: такая же земля, такие же леса, деревни, поля, как везде… 22 июня. Сегодня вторая годовщина с начала войны.

ПЕРВЫЙ БОЙ

5 июля 1943 года С обеда начался бой, немцы перешли в наступление. В бинокль хорошо было видно, как колонна рассыпалась в цепь. Немцы идут с угрюмыми лицами, хмурые, пот так и катится с лица. Рукава засучены. Много пожилых. Допустили метров на 150-200 и открыли огонь…Так я впервые участвовал в бою, в тылу врага, далеко за линией фронта…»

От первого боя до последнего – целая тетрадь воспоминаний, каждое слово которых будет вечно вселять в нас гордость за наших дедов и прадедов.

Последняя запись о войне датирована 25 марта 1944 года: «Приехал в Ярославль на Всполье. Бегу домой, как на крыльях. Война в тылу врага для меня закончена. Пробыл в тылу врага 8 месяцев и 6 дней».

1846 просмотров

Читать все новости

Главные новости

Свежие новости

Общество / 2020-04-04
Как будет работать МФЦ?

Самое оценённое

КомментируемоеСамое обсуждаемое