Obninsk.Name

Все, что вы хотели знать о «ЛизаАлерт», но не знали, у кого спросить

Общество  /  2 октября 2021
Как владелец кафе «Клен» Тимофей Рыжиков превратил увлечение туризмом в поиск пропавших.

Добровольческое общественное объединение «ЛизаАлерт» вот уже больше десяти лет занимается спасением людей по всей стране. Практически в каждом регионе России есть свои отряды добровольцев, готовых в любой момент, днем или ночью, отправиться на поиски людей, попавших в беду.

 

В числе активистов Калужской области есть и обнинцы, например руководитель кофейни «Клен» Тимофей РЫЖИКОВ или более известный в добровольческий кругах как «Тополь». Розыском пропавших он занимается уже четвертый год, за это время он принял участие более чем в 50 поисках, организованных «ЛизаАлерт» и готов рассказать о том, как строится эта непростая работа.

 

СОВМЕСТИЛ ХОББИ С ПОЛЬЗОЙ

 

Мы сидим в «Клене», перед Тимофеем стоит ноутбук, на котором периодически всплывают сообщения. В ходе беседы молодой человек быстренько пробегает их взглядом — нельзя упустить ничего важного, ведь сейчас у поисковиков самый горячий сезон: время грибов, а это означает, что как минимум один-два пропавших калужанина в день точно будут. С появлением опят число заблудившихся становится еще больше — ничто так не соблазняет русского человека, как этот гриб. Народ в этот период идет в лес чуть ли не толпами, и кто-нибудь в порыве мирной охоты настолько увлекается, что неминуемо теряет связь с внешним миром. И вот тогда-то и требуется помощь добровольцев.

— Тимофей, ты — деловой человек, бизнесмен. Наверняка, каждый день расписан по минутам. Зачем тебе еще и эта дополнительная общественная нагрузка?

 

— На самом деле я просто очень люблю лес и природу в целом, с детства нравились загородные лагеря, сейчас занимаюсь туризмом, поэтому для меня долгие прогулки по лесу — это кайф. Однажды я подумал — почему бы не совместить это с поиском людей, и сделать таким образом свое увлечение полезным. К тому же меня давно интересовала деятельность «ЛизаАлерт». В какой-то момент я решил предложить им свое содействие. У них на сайте всегда есть список того, что им нужно — оборудование или какие-то услуги. Я предложил помощь в распечатке ориентировок, так как у нас в кафе есть цветные принтеры. А позже решил поучаствовать и в самих поисках.

У разных людей разная мотивация этим заниматься, у меня — любовь к туризму, у других интерес в физической нагрузке, знакомству с новыми людьми или даже в деятельности в стиле а ля Шерлок — им просто нравится в прямом смысле искать следы.

По словам Тимофея, тот факт, что он предприниматель дает ему преимущество — он может сдвинуть свое расписание и отправиться на поиски в любой момент. К тому же после утомительного похода человеку необходим отдых — сон после поиска может занять до 15 часов! Тех же, кто после такого «приключения» отправляется сразу на работу, он считает настоящими героями.

 

КАК ИСКАТЬ ЖЕНЩИН В «ПРОКЛЯТОМ ЛЕСУ»?

 

— Чтобы вступить в ряды добровольцев, нужна какая-то специальная подготовка?

 

— Нет, как оказалось, достаточно было заявить о своем намерении и присоединиться к чату в «Телеграм», где объявляют о пропаже человека. Так получилось, что сразу после того, как я туда добавился, пришло сообщение о большом поиске в селе Фоминичи Кировского района. У них есть «проклятый лес» — гигантская территория 10 на 10 километров. За то лето там пропало четыре человека. Когда я вступил в группу, был объявлен поиск двух женщин, которые ушли за грибами и не вернулись. Я решил поехать.

— Первый раз и сразу такое серьезное дело... Может, стоило взять с собой напарника?

 

— Самое удивительное, что в это же время, не сговариваясь, на эти же поиски впервые решил поехать и мой брат, с которым мы вообще эту тему никогда не обсуждали. Я ему позвонил, чтобы предупредить, что беру нашу рабочую машину, а он сказал, что тоже собирается ехать в «проклятый лес». Это был наш первый поиск — он был мощный, классный, красивый. Позже я, конечно, понял, что далеко не все вылазки будут такими — иногда поездки заканчиваются тем, что проехав сотню километров и добравшись до места, ты узнаешь, что человека только что нашли. Но тот поиск был идеальным.

— Это как?

 

— Во-первых, тогда пропали сразу два человека — женщины 40 и 50 лет — и была известна точка входа — очевидец четко сообщил, где именно они входили в лес. Зона поиска впечатляла: 100 квадратных километров леса — болота, вырубки. Заблудиться в таком месте — проще простого. Координатор распределил задачи. Так как я новенький, меня отправили в группе с двумя опытными поисковиками. Задача была пройти десять километров, за это время я узнал и освоил все, что нужно для поиска человека в лесу, научился работать с навигатором. Вернулся. Следующая задача — пойти в лес с родственниками пропавших.

— Ух, психологически, наверное, это самый сложный момент...

 

— Да, это считается не самой приятной миссией, так как близкие порой ведут себя не совсем адекватно, что нормально для такой ситуации. Я сам вызвался пойти, и вот тогда я впервые прочувствовал изнутри всю боль людей, которые потеряли своих близких. Со мной пошли брат одной из женщин и отец — старик лет 80, с палочкой. Его уговаривали остаться в лагере, но он заявил, что не может сидеть на месте и ждать. Пошел. Близкие сильно нервничают и всегда предполагают самое худшее. Более того, часто им кажется, что они лучше знают, где и как надо искать. Дедушка говорит: «Сердцем чувствую, что нужно идти в ту сторону!» и тянет туда. А в той стороне поисковики уже все прочесали, там никого нет, и нам нужно идти по нашему маршруту.

— Да уж, непростая ситуация...

 

— К тому времени наступила уже вторая ночь, которую женщины проводят в лесу. Многие добровольцы вымотались, разъехались, силы были на исходе. Поспав полчаса, я пошел в лес в третий раз уже как опытный поисковик и сам выступил в роли инструктора. Но в итоге все равно вернулся ни с чем. Брата в это время отправили на сложнейшую задачу — пройти 20 километров с работой «на отклик». Усталость была неописуемая. Домой мы ехали выжатые, рулили по очереди по полчаса. Когда вернулись, нам сообщили — женщины найдены, живы. Оказалось, что одной из них стало плохо, вторая осталась с ней, так как побоялась пойти за помощью в одиночку и потеряться. Они даже смогли соорудить шалаш — пригодились деревенские навыки.



ЧТО ТАКОЕ «ОТКЛИК» И «ПРОЧЕС»

 

— Ты упомянул о задачах. Расскажи подробнее — кто и как их составляет? В чем они заключаются?

 

— Этой работой занимается координатор поиска. Он, отталкиваясь от своего опыта и вводной информации, исходя из территории леса, возраста и, соответственно, слуха потерявшегося, выдает группам задачи. Группы поисковиков состоят из 3-5 человек и называются «Лисы». Часть поисковиков разыскивают человека, например, осуществляя прочес по линейным ориентирам — дороги, ж/д пути, высоковольтные линии, заброшенные деревни в лесу. Другая «Лиса» может в это время работать «на отклик». Как правило, работая на отклик, мы кричим то слово, каким называют пропавшего дома: «мама» или «папа». Кричим в разные стороны по очереди, мужским и женским голосом. Крикнул и полминуты стоишь — ждешь ответ. До потерявшегося, если он метрах в двухстах, звук доходит секунд через семь. Пока он сообразит, что его ищут, и крикнет что-то в ответ — это еще секунд 10-15, а если ветер дует в противоположную сторону, то еще дольше. Как только уловил голос, нужно сразу обеспечить полную тишину, сообщить по рации, что есть отклик, чтобы прислушались и другие группы — вдруг потерявшийся окажется к ним ближе, чем к нам. Кричишь еще раз и постепенно двигаешься навстречу.

— Но бывает ведь, что человек уже обессилен и не может кричать. Что тогда?

 

— Такие ситуации чаще происходят, когда приближаются холода. В большинстве случаев смерть в лесу наступает от гипотермии. Человек устает, ложится на землю и не просыпается. При гипотермии кажется, будто бы ему становится жарко, он начинает раздеваться. Поэтому порой мы находим людей почти голыми и еле живыми. Когда есть вероятность того, что человек уже не может нам ответить, то поисковики работают «на прочес». То есть находятся друг от друга уже не в 200 метрах, а в двух, так как лежачего человека увидеть крайне сложно. В отличие от простой прогулки по лесу, поисковик идет не там, где хочет, а там где надо. Куст, лужа, дерево, болото — неважно: прешь и через вырубку, и через бурелом, и через канавы.

— Полагаю, что пройти 10 километров по лесу — не то же самое, что пройти 10 километров по ровной дороге...

 

— Да, физически это очень тяжело — возвращаешься весь мокрый! Когда я начал заниматься поисками, купил себе самые дорогие трекинговые ботинки и штаны с мембраной, в итоге выкинул после нескольких поездок — все равно промокали. Хожу сейчас в обычных ботинках из «Декатлона» за 2000 рублей, они отлично справляются.

— Поиск людей — это вообще дорогое «удовольствие»?

 

— Специально ничего покупать не нужно, разве что удобную одежду. Остальное предоставляется каждому добровольцу: рация, компас, навигатор, фонарь и куча запасных аккумуляторов. Некоторые покупают оборудование сами — для собственного удобства. Остальное — помощь спонсоров. «ЛизаАлерт» принципиально не принимает деньги, но каждый может помочь, передав сюда необходимое оборудование из списка на сайте. Единственная трата — бензин. Как правило, в чате водитель пишет, что у него в машине есть места и он может подхватить еще нескольких человек. Предполагается, что дорожные расходы он берет на себя, но хорошим тоном считается скинуться на бензин.

«ПЕРВОЕ, ЧТО МЫ СЛЫШИМ: НУ И ГДЕ ВАС ТАК ДОЛГО НОСИЛО?»

 

— Тебе самому доводилось находить потерявшихся в лесу?

 

— Да, не так давно у меня было первое персональное «НЖ» («Найден. Жив»), когда на мой голос откликнулась пропавшая 73-летняя бабушка. Пошла за грибами, потеряла телефон и сама в итоге заплутала, да еще и ногу подвернула. Найти ее помогла случайность. Я совершил техническую ошибку, так как давно не был на поисках — неправильно понял координаты и пошел не туда (если бы группа пошла правильным путем, то наша «Лиса» ее бы не нашла). Ночь, работаем на отклик. Слышу, тихо-тихо откуда-то доносится «ау». Пошли навстречу — выходит бабушка с палочкой. Сообщили по рации, чтоб прислали квадроцикл. Стали ее согревать, дал ей попить. Я всегда беру с собой сбитень с имбирем из «Клена», он ей очень понравился. Все закончилось хорошо.

— Как вообще люди реагируют, когда понимают, что за ними пришли? Радуются? Обнимают вас?

 

— В большинстве случаев они принимают нас за спасателей, думают, что мы обязаны их спасать, и потому возмущаются, почему мы так долго их искали. Один дедушка, например, заблудился и пять дней жил в лесу — ел рябину, пил из лужи. Когда мы его нашли, он сидел у костра — у него были спички, но почему-то он не разводил сигнальный костер. Увидел нас и говорит, мол, ну и где вас носило, я вообще-то заждался. Другие принимают нас за частную поисковую организацию и сразу спрашивают — сколько им это будет стоить? Приходится объяснить, что мы — добровольцы, и они нам ничего не должны.

— Из-за чего люди вообще теряются в лесу?

 

— Из-за того, что думают, что слишком хорошо его знают. Часто, когда мы их находим, слышим одну и ту же фразу: «Ума не приложу, как я здесь заблудился, я же с детства знаю этот лес!». Но никто почему-то не учитывает, что лес постоянно меняется — что-то вырубается, что-то засаживается.

— Если сейчас тебе придет сообщение о поисках, ты поедешь?

 

— Сейчас — нет, потому что завтра у меня важная встреча. Я еду на поиск только если могу перенести свои дела.

— Соратники не обижаются, если кто-то не едет?

 

— Конечно, нет. Здесь никто никому не обязан. Многие остаются в чате и могут не ездить хоть целый год — каждый участвует тогда, когда у него есть такая возможность. Никто насильно тебя заставлять не будет и названивать на телефон тоже. Я, например, езжу только летом и осенью, когда люди теряются в лесах. В городских поисках я не участвую. Единственное, я прошу меня оповещать в том случае, если потерялся ребенок — тогда меня добудятся даже ночью. В таких случаях всегда много добровольцев.

— Не так давно под Смоленском пропала девочка из Обнинска. Ее тоже искали?

 

— Тогда вообще активизировались абсолютно все. Дело в том, что в Смоленской области нет отряда «ЛизаАлерт», там имеется местный поисковый отряд «Сальвар», и мы, конечно, направили туда свои силы с нескольких регионов. Была ситуация, когда приходилось направлять калужское поисковое оборудование и в Омск, где пропал трехлетний мальчик. Его нашли спустя три дня — по пояс стоял в болоте. Чудо, что не погиб.

ПОЧЕМУ, ПОТЕРЯВШИСЬ В ЛЕСУ, НЕ СТОИТ ЗВОНИТЬ РОДНЕ

 

— А что за история с дедушкой, который пришел в «Клен», а оказалось, что его разыскивают близкие из Рязани?

 

— Да, была такая ситуация. В кафе зашел дедушка, и попросил посетительницу купить ему еды. Я этого тогда не знал, просто увидел, что в зале сидит странный пожилой мужчина, небогато одетый, ест борщ и пьет капучино. Он ушел, а через полчаса вернулся, чтобы зайти в туалет. Я к нему подошел и спросил, все ли у него хорошо? Оказалось, что у дедушки деменция. Он скитался по Обнинску уже не первый год, жил то в подвалах, то на вокзале, в городе его знали, но почему-то никто до этого не предлагал ему помощь. Выяснилось, что дедушку из родного города увезли цыгане, он потерял паспорт и не знал, как ему вернуться в Рязань. Почему-то он считал, что ему нужно в Пенсионный фонд, но в итоге так никуда и не обращался. Я связался с инфоргами, и, как выяснилось, в «ЛизаАлерт» о нем слышали несколько лет назад, рязанские родственники его долго искали и уже не надеялись найти живым. В тот же вечер мы вернули его домой. Наши ребята так воодушевились найденным дедом, что сами повезли его в Рязанскую область и успешно вернули родственникам.

Помимо стандартного поискового набора в калужском отряде «ЛизаАлерт» имеются два спонсорских квадрокоптера. Если человек лежит на земле — в лесу или в поле — то здесь без летающего дрона не обойтись. Он делает снимки со ста метров, после чего кадры отправляются другим добровольцам, которые не могут участвовать в поисках, но очень хотят чем-то помочь. Получив снимки им нужно ответить только на один вопрос — видят ли они на них человека? Если хотя бы троим из пяти кажется, что на фото есть силуэт, то оно направляется другому специалисту, который его изучает и принимает последующее решение. Помимо этого, среди добровольцев есть водолазы и даже владельцы частных вертолетов, которые также безвозмездно оказывают свою помощь.
— Как у «ЛизаАлерт» складывается взаимодействие с государственными органами — МЧС, полицией?


— Очень хорошо складываются. Серьезная часть заявок приходит нам именно от служб. Без добровольцев здесь никак, ведь иногда в поисках задействованы тысячи людей — у полиции просто нет таких человеческих ресурсов. У МЧСников нет поискового оборудования, и в лес они, будучи на службе, не ходят (таков регламент их работы), но зато у них есть мощная сирена, благодаря которой заблудившийся может выйти из леса на звук. Очень удобно работать сообща.

— Извечный вопрос тех, кто перестал ориентироваться в густом зеленом массиве — кому звонить? Родным? В полицию? В 112?

 

— Звонок на 112 порой единственный вызов, который может совершить потерявшийся в лесу человек, в наших лесах чаще всего нет сети, а звонок на 112 пройдет всегда. Мы в таких случаях тоже получаем заявку и работаем со службами сообща. Причем, у «ЛизаАлерт» есть специальное подразделение, называется «Лес на связи» (ЛНС). Когда звонит человек и говорит, что он в лесу, первое, что ему советуют — не звонить всем подряд и не тратить драгоценную батарейку на телефоне. Специалист ЛНС выясняет, видел ли человек какие-то ориентиры на своем пути — гору, или просеку, слышал ли звук дороги или сирены, и так далее. Таким образом, сужается зона поиска и часто есть шанс вытащить человека из леса двойкой поисковиков, которые заходят по координатам, выданным специалистом ЛНС. Потом просит последовать его рекомендациям, например, оставаться на месте и отключить телефон на какое-то время, после чего вновь включить и связаться со спасателями. Но чаще люди начинают звонить и родным, и спасателям, и в 112, расходуя аккумулятор. И когда телефон садится, быстрые поиски с помощью мобильной связи и подсказок оператора превращаются в долгие и сложные поиски с применением техники и большого числа людей.

— И последний вопрос. Почему для того, чтобы взять у тебя интервью, нам пришлось договариваться с пресс-службой «Лизы Алерт»? Почему все так строго? Вам не разрешают раскрывать какие-то секреты работы?

 

— Все очень просто. Дело в том, что очень часто пропажа человека завязана на каких-то личных моментах и обстоятельствах — болезнях, конфликтах в семье, и так далее. И родные не хотят раскрывать все детали, их можно понять. Просто уже бывали случаи, когда корреспондент какого-нибудь желтого издания приезжает на поиски, прикидывается добровольцем, выуживает информацию, а потом выходят материалы, которые ранят близких и раскрывают детали, которые они бы не хотели разглашать. Если вы обратите внимание, то когда человека находят, в соцсетях появляется довольно краткая информация: «Найден, жив» или «Найден. Погиб» — очень кратко. Даже во время поиска добровольцам не дают лишнюю информацию. Это делается еще и для того, чтобы родственники могли нам доверять — так они могут вспомнить и рассказать намного больше деталей, полезных для инфорга и координатора, составляющего маршрут.

Кстати, большую помощь «ЛИЗААЛЕРТ» оказывает SINTEC. Весной обнинская компания подарила волонтерам оборудование, необходимое для эвакуации и работы поисковиков — навигаторы, специальные носилки для транспортировки найденных людей, фонарики, одеяла и многое другое. Помощь добровольцам SINTEC планирует оказывать и дальше.
Источник: https://pressaobninsk.ru/nedobfull/16081
6552 просмотра
 Поделиться:  

Последние новости из рубрики «Общество»:



26 октября 2021

Тем, кто хочет жениться, коронавирус не помеха

Несмотря на увеличение числа заболевших коронавирусом и ОРВИ, в Обнинске также и растет количество желающих...

26 октября 2021

Обнинский креативный дом «с характером» впечатлил пользователей соцсетей всей страны

В группах, посвящённых креативу и дизайну интерьера, все чаще стали попадаться посты с так называемым...

25 октября 2021

Жители Обнинска чуть не лишились дорогих автомобилей

В Обнинске в ходе рейда судебные приставы арестовали автомобили у двоих граждан, которые уже через несколько...

25 октября 2021

В Обнинске установят новые видеокамеры

В Обнинске планируют обновить уже существующую систему видеонаблюдения и установить дополнительные видеокамеры.

25 октября 2021

«Калужские новости» отметили 6-летие

На днях «Калужские новости» перешагнули шестилетний рубеж. За это время КН стали одним из самых топовых...

23 октября 2021

Волонтеры Победы помогают переписывать обнинцев

С 15 октября по 14 ноября в стране проходит Всероссийская перепись населения. В проведении переписи активно...

Читать все новости

Главные новости

Свежие новости

Самое оценённое

КомментируемоеСамое обсуждаемое